«Вы еще не видели «Движение вверх»? Обязательно посмотрите, отличное кино!», — советует мне при встрече актер Кирилл Зайцев. В спортивной драме о легендарном матче мюнхенской Олимпиады 1972 года, когда сборная СССР по баскетболу обыграла непобедимых американцев, Кирилл сыграл одну из главных ролей – знаменитого баскетболиста Сергея Белова. В России Кирилл теперь нарасхват: скоро мы увидим его в нескольких кино и телепроектах. При этом родной Рижский русский театр он тоже не забывает, приезжает играть Печорина в спектакле «Княжна Мери», Эдмунда в «Короле Лире», а также в других спектаклях.

О фильме «Движение вверх»: работать вместе с Машковым и Смоляковым для меня профессиональное счастье

Кадр из фильма
Кадр из фильма "Движение вверх" FOTO: пресс-фото

В России картина «Движение вверх» стала лидером проката и за две недели окупила себя. Большинство зрителей в восторге: настолько убедительно воссоздана в кино атмосфера эпохи и точно переданы характеры легендарных спортсменов.

Скоро мы увидим Кирилла в фантасмагории «Гоголь. Страшная месть». И в ретрокомедии «На Париж», удивительной истории четырех танкистов, плечом к плечу прошедших войну и решивших отпраздновать день победы в Париже, с участием множества звезд: Евгения Стычкина, Дмитрия Певцова, Сергея Маковецкого, Ренаты Литвиновой.

А в сериале «Коп», который весной покажут на Первом канале, Кирилл Зайцев выступит в главной роли: американского полицейского, который расследует преступления, совершенные иностранцами на территории России.

В Латвии имя Кирилла Зайцева прочно связано с Рижским русским театром. Он родом из Волгограда, а по первой профессии моряк: окончил Государственный Университет морского и речного флота им. адмирала Макарова в Санкт-Петербурге. Затем судьба занесла Кирила в Ригу, где он поступил в Латвийскую Академию культуры на курс актерского мастерства, которым руководили Игорь Коняев и Елена Черная, и по окончании стал ведущим актером Рижского русского театра.

FOTO: LETA

Как Вы попали на картину «Движение вверх»?

В Балтийском агентстве по кастингу я узнал, что ищут актера с прибалтийским акцентом, который сможет сыграть литовского баскетболиста Модестаса Паулаускаса. Сходил на пробы, и уже на следующий день

мне пришло предложение из Москвы попробоваться на роль Сергея Белова. Это легендарная личность, икона советского баскетбола, именно он в 1980-м зажег Олимпийский огонь в Лужниках, став единственным баскетболистом ХХ века, который удостоился такой чести.

Ради роли Белова мне пришлось перекраситься в брюнета и отрастить усы. Потом было сложно вернуться к своему оттенку волос.

Как готовились к роли Белова?

Самый лучший способ подготовки к роли – это попробовать жить жизнью своего героя. Вот я и попробовал, не дожидаясь утверждения. В принципе, с того самого дня, когда мне предложили сделать пробу на Сергея Белова, я и начал тренироваться.

Если я не был в театре, то был на баскетбольной площадке. Я посвящал баскетболу всё своё свободное время. Я начал качать ноги как Сергей Белов, чтобы увеличить прыжок и исполнить свою мечту школьных лет: забить сверху в стандартное кольцо с высотой 3 м 5 см от паркета. Я очень много смотрел YouTube, мастер-классы Белова и видео, где темнокожие баскетболисты обучают дриблингу и другим элементам баскетбола. Я просто много играл, не важно с кем, со взрослыми мужиками или со сверстниками, не важно где, на улице или в зале – я играл в баскетбол.

Не только спортсменам, но и всем, кто хочет чего-то добиться в жизни рекомендую прочесть книгу Сергея Белова «Движение вверх», где он описывает свой путь. Сергей Белов, по сути, описал науку побеждать. Характер у спортсмена был непростой: он был мизантропом, интровертом, почти не общался с товарищами по команде, не любил интриги. И свою правоту доказывал не словами, а делом. Мы с режиссером Антоном Мегердичевым придумали, что в фильме мой герой повсюду тренирует свои «снайперские» качества: в Америке кидает дротики, в Грузии пробует метать ножи.

Вы снимались со звездами первой величины — Владимиром Машковым, сыгравшим тренера сборной, и Андреем Смоляковым. Как складывались отношения с ними?

Работать на одной площадке рука об руку с Владимиром Львовичем Машковым и Андреем Игоревичем Смоляковым – это для меня было профессиональное счастье. Огромная удача. Когда я был не на площадке, я всё время смотрел и подглядывал. Для меня это был настоящий мастер класс, и я постоянно у них учился.

Когда Машков становился моим партнёром, мне практически и играть ничего не надо было. Я ему просто верил. Как в спорте, когда есть надёжный партнёр, товарищ. С таким профессионалом легко выигрывать.

О роли в сериале «Коп»: американец в шоке

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля "Княжна Мери" FOTO: Фото: Айгарс Алтенбергс

В сериале «Коп» Вы играете американского полицейского. Почему на роль выбрали именно Вас?

Сериал продюсирует компания «Среда», которую возглавляет Александр Цекало. С ней я уже сотрудничал раньше – играл в сериале «Троцкий» офицера балтийского флота Федора Раскольникова, в картине «Гоголь. Страшная месть» перевоплотился в польского колдуна Казимира, демонического красавца-брюнета. Ко мне присмотрелись и доверили в «Копе» главную роль американца Джона Маккензи.

В сериале Вы говорите по-английски?

Нет, на ломанном русском. Изначально роль была написана на хорошем правильном русском. Но я понял, что если буду произносить это с американским акцентом, получится карикатурно. И вместе с американским актером Дэниелом Репко, игравшим комментатора в фильме «Движение вверх», мы полностью переписали текст: сначала перевели все восемь серий на английский, потом я забрал у него русский вариант, и он переводил английский вариант обратно на русский так, как бы это сделал американец. Ведь надо было воспроизвести мышление американца, использовать типичный для английского языка порядок слов. Кстати, в одной из серий я много говорю на китайском языке. Для этого пришлось специально заниматься с китайским репетитором.

Сюжет строится на контрасте американского и русского восприятия. Мой герой Джон удивляется тому, как все устроено в России, а его напарница Василиса удивляется его повадкам супергероя.

Он может забрать чужую машину, когда нужно преследовать преступника; нарушает правила дорожного движения и т.д.

Вы углублялись в полицейскую тему при подготовке к этой роли?

Углублялся, но на первом плане передо мной стояла серьезная задача – понять мысли американца, убедительно показать особенности его поведения. Нужно было загрузить свое подсознание.

Чем загружали? Смотрели фильмы на английском?

Да, смотрел кино без субтитров и слушал новости на американском английском. Много фильмов посмотрел про полицейских, открыл для себя хорошее кино «Патруль», в котором актеры во время подготовки к съемкам девять месяцев ездили в полицейской машине, чтобы понять специфику работы патрульных. Правда достигается большим количеством часов, проведенных в шкуре героя.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля "Княжна Мери" FOTO: Фото: Анна Протко

Легко ли Вы адаптировались к московской жизни?

Я чувствую себя хорошо везде, где есть работа. Когда меня в России спрашивают, как же в Латвии живется русским, я отвечаю: «Люди, которые работают, хорошо живут и в Риге, и в Москве, и в Нью-Йорке». А сложности будут всегда.

Ничто так не роднит, как общее дело. В Риге с удовольствием встречаюсь с коллегами, с ребятами с моего курса: мы столько прошли, сделали вместе столько спектаклей!

В Москве не будете скучать по театру?

Театр я оставлять не собираюсь. Буду появляться на рижской сцене. И уже репетирую в Москве спектакль Фонда Сергея Безрукова «Пушкин», где я сыграю Николая I.

О том, что роднит мореходство c актерской профессией

FOTO: LETA

Есть ли нечто общее между профессиями моряка и актера?

Обе профессии непростые, требуют большой дисциплины и сосредоточенности. Морской темой я увлекся еще в школе в Волгограде в клубе «Штурманское дело». Были и актерские задатки, например, когда в классе читали «Горе от Ума», я разыгрывал сценки из пьесы, а одноклассники смеялись и говорили, что мне стоит пойти в актеры. Но я пошел в моряки: поступил в Санкт-Петербурге в Мореходную академию им. Макарова на судоводительский факультет, проходил практику на паруснике «Мир», ходил по всей Европе, побывал в Америке. Как-то я спросил капитана танкера: «есть ли в нашей профессии место творчеству?». Он ответил: «все очень четко: чем меньше творчества, тем лучше». И сказал, что я выбрал не ту профессию.

Пригодился ли этот опыт в актерской профессии?

Да, я ни о чем не жалею. Мореходная академия с ее полувоенным режимом дает понимание жизни, учит дисциплине и умению работать в коллективе. Дисциплина и упорство пригодилась при усвоении большого объема информации: не так сложно выучить роль, как освоить высшую математику, астрономию, математические основы судовождения. Помню, как раскладывал учебники перед экзаменами и думал: «Либо я их, либо они меня».