Актера Анатолия Белого отличает ярко-выраженная мужская харизма – качество не столь уж распространенное в российском кино. В его актерском багаже несколько десятков запоминающихся образов, в том числе главная роль в сериале «Орлова и Александров» и знаковый образ в «Оптимистах». Его голосом говорят герои более пятидесяти голливудских фильмов. А московские театралы знают его как звезду театра МХТ. Кстати, первые театральные шаги актер сделал на рижской сцене. О чем вспоминал на днях на поэтическом вечере в Риге, где представил свой проект «Кинопоэзия Анатолия Белого». С Русским TVNET Анатолий Белый поделился мыслями о том, как сегодня нести поэзию в массы и рассказал, что происходит в современном российском кино.

Свою театральную карьеру Анатолий Белый начинал в «Товариществе 814» у Олега Меньшикова: играл на сцене Рижского русского театра в его спектакле «Горе от ума».

- С Ригой у меня связь на уровне судьбы, - говорит актер. - Когда мне предложили здесь провести вечер, я вдруг осознал, что ровно 20 лет назад приехал в Ригу впервые с компанией Олега Меньшикова. В «Горе от ума» Грибоедова он играл главную роль, а я маленькую. Но это был мой первый выход в большую театральную жизнь, было ощущение весны в душе. И теперь у меня это ощущение весны и надежды с Ригой ассоциируется. Сейчас приезжаю сюда не так часто. В прошлом году снимался в Риге картине Константина Худякова по сценарию Ивана Охлобыстина «Мотылек» вместе с Аленой Бабенко. Она выступила продюсером и исполнилаглавную женскую роль, а я — главную мужскую. Фильм о трех пропащих героях, которые осознают, что пора повернуться к свету. В Риге мне тепло и уютно, какая бы погода не стояла.

- Вы органично вписываетесь в ретроэстетику - сыграли режиссера Григория Александрова и кагэбешника в сериале «Оптимисты» о 60-х. Какие истории вам интереснее играть самому — современные, или прошлых лет?

- Мне интереснее персонажи из прошлого. Современные герои более плоские. Погрузиться в эстетику другой эпохи с актерской точки зрения более интересная задача.

- Как вам удается избежать рутины в профессии?

- Когда прикасаешься к роли, пытаешься постичь психологию героя - это увлекательный процесс. Моя профессия стала частью меня, моей жизни. Работая над ролью, я думаю, анализирую, проживаю, задаю себе вопросы, что-то новое открываю для себя.

- В европейском и американском кино сейчас очень популярна тема маргиналов. Премии «Оскар» вручают фильмам о людях, отличающихся от привычных стандартов. В российском кино прослеживается эта тенденция?

- У нас все по-другому. Мейнстримовских картин намного больше, чем авторских. Хотя появляются интересные работы. Этническую тему затрагивает замечательный фильм «Теснота» Кантемира Булагова о еврейской семье в Нальчике в 90-е годы. Появляются и остросоциальные фильмы. Яркий пример: «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» — тоже замечательный фильм, немейнстримовский. И «Зимний путь» (2012) о дружбе рафинированного музыканта и гопника-гомофоба, фильм потрясающий.

- Есть ли цензурные ограничения в российском театре и кино?

- Да, конечно. Цензура негласная, прямо о ней никто не говорит. Но есть темы, которых лучше не касаться, которые лучше обойти. Это даже невооруженным глазом видно.

- Нужно ли бороться с цензурой?

- Конечно нужно. Но я нахожусь в растерянности, не ожидал такого поворота в политике нашей страны. В нулевые годы была свобода, театры развивались, фильмы снимались, и вдруг в какой-то момент начали жестко закручивать гайки. Это вызывает негативную реакцию.

- Одну из первых значительных ролей в театре вы сыграли в спектакле Кирилла Серебренникова «Полароидные снимки». Вы принимали участие в акциях в его поддержу?

- Да, периодически участвовал.

- Расскажите о своем проекте «Кинопоэзия». Он задуман как просветительский?

- Этот проект развивается в двух направлениях. С одной стороны, он просветительский, мы хотим создать новый жанр поэтического мини-фильма. Второй вектор проекта -образовательный. Я убежден, что наши 3-5 минутные мини-фильмы должны стать новым современным инструментом изучения поэзии в школах, в гуманитарных вузах. За три минуты человек получает эмоциональный заряд, вау-эффект рождает интерес к теме.

- Вы с этим проектом ездите по школам?

- Я ездил по школам в прошлом году, показывал наши фильмы учителям-методистам. Следующим шагом, возможно, будет обращение в Министерство образования с предложениемзапустить проект в школах. Как его будут применять в школах — это уже дело методистов. Вмешиваться в методику образования я не имею права.

- В вашем проекте уже участвовали известные артисты: Сергей Безруков, Максим Виторган, Алексей Кортнев, Мария Миронова. Вы сами подбирали актеров?

- Подбирали совместно с режиссером. Смотрели, какие образы для каких стихотворений лучше подходят.

- Кто составляет аудиторию ваших поэтических вечеров?

- Люди разного возраста. Очень много молодежи. Но в Риге молодых было мало. Мне сказали,что молодежь у вас разъехалась.

- А как в Москве. Молодежная жизнь кипит?

- Да, у нас столько людей, что оттока не чувствуется. Хотя молодые тоже уезжают. Я бы и сам не прочь отправить детей учиться на Запад в престижные колледжи. А уж где потом жить, они выберут сами.

- Как вам кажется, популярные сейчас рэп-батлы — это новый виток развития поэзии?

- Я посмотрел батл Оксимирона и Гнойного, потому что он вызвал большой резонанс. Я не считаю их тексты поэзией, это скорее часть субкультуры. Но это талантливо, несмотря на ненормативную лексику. В текстах Оксимирона есть энергия, мощь.

- А вы согласились бы исполнить рэп?

- Если потребуется, почему бы и нет…

- Как вы приобщаете к поэзии своих детей? Читаете им стихи дома вслух?

- Я не люблю назидания, дидактики. Мы с женой стремимся не навязывать поэзию, а увлечь ею детей, дарим им книги со стихами, знакомим с новыми авторами. Они слышат стихи с детства — на дисках, в аудиокнигах.

- Ваш путь к славе не был легким, в ожидании больших ролей приходилось много чем заниматься. Вы бы посоветовали своим детям пойти в актеры, или, наоборот, стали бы их отговаривать?

- Я бы не стал ни советовать, ни отговаривать. Я придерживаюсь мнения: не навреди. Мы вместе с женой Инессой пытаемся воспитать детей свободными, мыслящими. Даем им нравственную основу и образовательную. Наблюдаем, что им нравится. А куда их дальше судьба поведет, посмотрим. Каждый должен пройти свой путь. Или свернуть с него, и выбрать другой, когда понимаешь, что идешь не туда. Именно так в молодости случилось со мной.

- О чем вы сейчас мечтаете?

- Большие надежды связаны с проектом «Кинопоэзия», хочется сделать ее популярным жанром, заинтересовать людей. Пока проект некоммерческий, хотелось бы найти финансовую поддержку. Но, чтобы при этом нам не диктовали, что делать, не хочется становиться на путь обслуживания чьих-то интересов. Поэзия — неисчерпаемый источник силы, великая духовная терапия. Все наши беды от обнищания духовного. Людей зомбоящиком оболванивают, и ими становится легко управлять. Поэзия помогает нам оставаться мыслящими людьми, способными различить, где правда, а где ложь.