На этой недели сразу два культурных деятеля высказались на тему «мешков КГБ». Маэстро Раймонд Паулс в интервью газете «Neatkarīgā» иронично прокомментировал эпопею с «мешками», а бывший директор Латвийского Национального театра Ояр Рубенис рассказал приложению «SestDiena» о своей встрече с агентом КГБ в конце 80-х.

«Хватит тянуть кота за хвост! Или откройте, или сожгите», — прокомментировал историю с «мешками КГБ» композитор Раймонд Паулс, который сегодня отмечает свой 82-й день рождения. В дальнейших комментариях маэстро упомянул также признание Рокпелниса и информацию о связях с КГБ литовского актера Донатаса Баниониса. «Знаете, меня это явно не интересует. Знаю только, что он был выдающимся актером...», — сказал Паулс в интервью Элите Вейдемане. — «Приближается столетие Латвии, и мы к тому времени все перессоримся. Тогда надо открыть и историю латышских красных стрелков и все, что связано с Красной Армией, с теми, кто сражался на другой стороне! Вся наша история такова, что мы разделялись и стреляли друг в друга. Такому маленькому народу, каким мы стали, стоит остановить марафон самоуничтожения».

Паулс также упомянул российские сериалы «Гостиница «Россия» и «Троцкий», в которых фигурируют латышские чекисты: «... все руководство ЧК состояло из латышских фамилий. И о чем мы теперь говорим, дорогие соотечественники? В то время все знали, кто есть кто. И теперь все притворяются очень удивленными. Это как с парнями из киноиндустрии, которые якобы приставали к женщинам... Как это называется? #MeeToo? Так же, как и со знатоками ЧК, сейчас все кричат #MeeToo! Сыт этим по горло».

В свою очередь Ойяр Рубенис рассказал, как его вызвали на встречу с представителем КГБ Андрисом Надзиньшем, которая прошла в здании Латвийского университета в 1989 или 1990 году. «Он рассказал мне все о моей семье, ему абсолютно все было известно. Я хотел поехать в Америку той осенью, а он сказал мне, что я должен доложить, с кем я собираюсь встретиться. Я согласился и ушел, на этом все закончилось», — говорит Рубенис. И признается, что никогда не интересовался, завели ли на него досье в КГБ, но не исключает возможности запросить информацию об этом.

«Меня беспокоит другое: в контексте проверки мы говорим о писателях, художниках, ученых, унижая людей, которые сделали для страны в тысячу раз больше, чем те, кто все это комментирует. Многие знают людей, которые ходили и доносили - я работал в Опере, и все знали, что начальник КГБ Марис Дрейерс путешествовал вместе с балетом. И в программе «Labvakar!» мы знали, почему Надзиньш пришел к нам на телевидение «просто поговорить». Мы знаем, кто доносил. Но их имена нигде не фигурируют, они никого не интересуют», — отмечает Рубенис.