Семь лет долг хозяйки квартиры Гунты перед Rīgas namu pārvaldnieks (RNP) с каждым днем рос как снежный ком. Письма с предупреждениями, укорительные взгляды соседей. Когда долг приблизился к 1000 евро, рижский домоуправ подал на нее в суд. Гунта суд выиграла! Как это возможно?

История Гунты, проживающей на Ранькя дамбис 7 началась в ноябре 2010 года, когда управляющая домом компания «Māju Serviss KSA» пропала, оставив следующему домоуправу внушительный долг за теплоэнергию. Зима началась, но дому не подключили отопление.

Когда мерзнешь, все решения хороши

Спасением стало появление рижского муниципального домоуправа RNP, который согласился перенять дом с условием, что жители общими усилиями погасят долг, точнее — вместо неплательщиков заплатят те, кто все время честно оплачивал счета. Большая часть жителей дома — пенсионеры, и представителями дома, решающими ситуации, были выбраны женщины, родившиеся в 20-30-х годах прошлого столетия, которые смотрели на мир из эры, когда Брежнев еще был жив.

Жители дома на Ранькя дамбис долго не думали — на общем собрании большинство проголосовало за погашение долга, выплачивая на протяжение года каждый месяц дополнительную сумму в счет долга владельцев отдельных квартир.

Идея о выплачивании чужого долга Гунте не понравилась, и она не согласилась с условиями.

«Люди мерзли, поэтому все инстинктивно подумали только о том, чтобы скорее восстановили отопление, не обратив внимание на несправедливость. RNP использовал ситуацию, чтобы не надо было бороться с реальными должниками и чтобы получить дом в управление с меньшими долгами», - говорит сын Гунты Екаб. Именно он, будучи молодым юристом, оценил ситуацию и посоветовал маме не поддаваться на давление и не платить зря. «Было чувство, что платить еще раз было бы несправедливо, поэтому мы не согласились».

Осознанно не платили

И тогда началось… Сначала приходили счета, в которых дополнительная плата за долг за теплоэнергию не была выделена отдельно, а приписана к общей плате за управление доимом. Владельцы квартиры в счете хотели видеть отдельные суммы, чтобы было понятно, за что они готовы платить, а за что — нет. Активная переписка между Гунтой и RNP проходила в 2011-2012 годах. Однако RNP тянул и по факту точного ответа так и не дал.

«У нас не было ни времени, ни энергии все время писать бессмысленные письма. Нам была ясна их позиция, им — наша», - продолжает Екаб.

«Учитывая объемы, которые обслуживает RNP, скорее всего, им абсолютно все равно, что думают владельцы одной квартиры».

Неприятная ситуация длилась несколько лет. Гунта и Екаб каждый месяц получали счета с все более возрастающими суммами, в которые были включены пеня и штраф за неуплату. Это было психологически тяжело. По мнению RNP, штраф за квартиру стремительно рос.

Гунта оплачивала только часть от суммы — за обслуживание по определенному в договоре коэффициенту и за фактически полученные коммунальные услуги, конкретно указывая это в платежках. «Мы не вели активной деятельности, просто не оплачивали требуемые суммы за часть общего долга дома, будучи уверенными в своей правоте», - говорит Екаб.

В результате сумма стала достаточно большой — 934 евро, чтобы RNP собрался и обратился в суд. Интересы муниципального домоуправа представляла фирма Lex Interpretis, которая сотрудничает с RNP, специализируясь на вопросах, связанных с возвратом долгов.

Екаб поясняет, что посоветовал маме сохранять выжидательную позицию и выступать в суде в качестве ответчика, чтобы не надо было самим оплачивать судебные издержки.

«С каким бы иском мы обращались бы в суд? С требованием, чтобы RNP в дальнейшем выставлял корректные счета и не требовал у нас оплачивать чужие долги дома? Это было бы глупо», - поясняет Екаб.

Иск Lex Interpretis Екаб описывает как «забавный» - стандартный текст, который свидетельствует, что в ситуацию никто не углубился. Хотя Гунта корректно все время платила за обслуживание дома и полученные коммунальные услуги, из иска получалось, что за квартиру вообще не платилось.

Гунта считает: если бы ее сын не был юристом и не был бы уверен в силах бороться за правду, скорее всего, она доверилась бы RNP и оплатила бы присланные счета.

Настроились на долгие суды

Есть стереотип, что мошенничеством занимаются мелкие канторы и злоумышленники, которые в интернете ищут наивных индивидуумов, поэтому нам и в голову не приходит, что крупная респектабельная фирма с командой хорошо оплачиваемых юристов легкой рукой выписывает счета, которые в лучшем случае балансируют на гране закона, и еще подает иск в суд, требуя оплаты, взятой из воздуха. И никакой ответственности!

Готовились ли Гунта и Екаб серьезно к суду? «На самом деле нет, поскольку были настроены на суд на протяжение долгого времени, и реальная надежда на благоприятное решение ожидалась скорее от Верховного суда. К тому же со стороны это выглядело как типичное взыскание долга. В суде мы дали пояснения, что требование не признаем, и подали платежки об оплате. Указали на то, что требование RNP некорректно, поскольку иск подан о долге за управление, которого фактически нет, поскольку RNP должен был подавать иск о взыскании неуплаченной части долга дома», - говорит Екаб.

Однако суд признал, что ни в Гражданском законе, ни в законе «О квартирном имуществе» нет нормы, которая предусматривала бы, что у общего собрания владельцев квартир есть право наложить на хозяина квартиры чужие долговые обязательства.

Суд посчитал, что право общего собрания «решать другие вопросы, связанные с управлением и обхозяйствованием части общего имущества» не переводятся настолько широко, чтобы предусматривать под собой почти неограниченные права.

Суд признал, что RNP действовал противоправно, направляя платежи ответчика за полученные услуги на погашение общего долга дома и штрафных процентов, позволяя создаваться формальному долгу за обслуживание. Суд отклонил иск RNP, указав, что истец не соблюдает 1-й пункт Гражданского закона, который говорит, что права и обязанности должны выполняться добросовестно.

Ко всеобщему удивлению RNP решение суда не оспорил.

«Если бы RNP обратился против человека, который не смог бы обеспечить себе защиту из-за нехватки средств или знаний, понятно, что RNP бы выиграл. Потом у человека может с пенсии высчитывали бы долг, - говорит Екаб. - RNP не способен справиться с большим объемом работы. Одна маленькая квартирка с упрямыми жильцами или даже один проблемный дом — это как капля в большом море клиентов. Поэтому RNP не хочет углубляться в сложные вопрос и не тратит ресурсы, используя шаблоны для всех ситуаций».

«Возможно, что, получив решение, они были рады, что ничего больше не надо делать — суд сказал, что долга нет и все. Попробовали, не получилось и точка».

Веселое окончание

Однако на этом все еще не кончилось — последовало продолжение как в абсурдной комедии. RNP, скорее всего, по инерции продолжил высылать счета, требуя с Гунты оплаты долга и еще дополнительно оплаты судебных издержек. В конкретную ситуацию никто не углубился — высылали автоматически заполненные письма.

Окончание истории все же красивое.

После отправки гневного письма RNP с призывом соблюдать решение суда, Гунта получила письмо с извинением, в котором RNP подтвердил, что у нее долгов нет.

«Мама полностью доверилась мне. Она все же большую часть провела в советское время и чувствовала себя бессильной перед большим RNP. Все эти годы было психологически тяжело: счета с растущим долгом, гневные взгляды соседей и реплики, что из-за должников мы не можем улучшить дом, не говоря уже о сомнениях моей мамы в благополучном исходе», - говорит Екаб.

«Семь лет нас фактически психологически терроризировали. За это время у меня было много бесед с сыном — я была готова сдаться и просто заплатить, чтобы RNP оставил в покое.

«Сколько можно! Сделай что-нибудь», - я сказала Екабу.

Мой сын, наверное, упрямее и равнодушнее — мнение окружающих его не волновало, - вспоминает Гунта. - Если бы мы жили в Америке, где распространены компенсации за моральный ущерб, я бы стала богата».

У конце Екаб добавляет: «Мы не виним жильцов нашего дома, поскольку все были в роли заложника холодной зимой без отопления, поэтому и поддались на необоснованное требование RNP.

Эта ситуация — хороший пример работы огромного муниципального предприятия — игнорировать нестандартные решения и освободиться от дополнительных обязанностей, используя незнание и веру людей.

Думаю, что этим случаем ничто не закончено — большая часть жильцов необоснованно оплатили RNP чужие долги - я бы на их месте подумал о том, в каком виде и как вернуть переплаченное».