На стене кабинета профессора Марциса Аузиньша - Дон Кихот работы Пикассо, графика отличного качества. Сегодня с этим просто, объясняет профессор: понравилась вам в испанском музее работа - заказываете для себя оттиск, остается только повесить на стену... Русский TVNET напросился на встречу с профессором Аузиньшем, потому что он делает... почти невозможное. Как вам идея: написать сценарий будущего?!.. Русский TVNET - на физико-математическом факультете Латвийского университета, в здании отделения физики.

Сегодня наш собеседник - профессор, доктор физико-математических наук, академик Латвийской АН, дважды избиравшийся ректором Латвийского университета и возглавлявший его c 2007 по 2015 годы. Он также руководитель большого и отчасти «донкихотского» проекта под названием «Формула Латвии 2050. Сценарии развития»

Русский TVNET уже писал о первом этапе форума «Формула Латвии 2050. Сценарии развития», состоявшемся в октябре 2017 года. Осенью за дискуссионным столом в Латвийском университете собрали представителей науки и бизнеса, должностных лиц из властных структур и лидеров мнений, не вовлеченных ни в политику, ни в администрацию власти.

Первую часть форума осенью полностью посвятили внутренним факторам развития Латвии. Далее - 16 февраля - предстоит вторая часть форума, посвященная внешним, международным факторам, важным для развития страны. И, наконец, в июне - на Всемирном съезде латвийских ученых - предполагается написать несколько сценариев формулы будущего. Вот уж правда донкихотских масштабов задача!..

- Прежде чем мы будем подробно говорить о проекте, посвященном будущему Латвии, хочу задать Вам главный вопрос: Вы, господин Аузиньш, оптимист или пессимист?

- Я безнадежный оптимист!

- Безнадежный… Это хорошо! Тогда понятно, почему такой социально значимый, важный для общества и отчасти гуманитарный проект продвигает именно физик. Ведь у многих о физиках совсем другое представление: что это люди, которые сидят где-то в лабораториях и за компьютером и ничем, кроме своей науки не интересуются…

- Очень конкретный будет тут комментарий. У меня много друзей среди тех, кто занимается искусством и гуманитарными науками, и мы между собой много говорили о том, справедливо ли вообще делить ученых на физиков и лириков?.. В моей юности такое разделение было очень популярным. Мне же кажется это неправильным.

"Дон Кихот" Пабло Пикассо, репродукция в кабинете Марциса Аузиньша FOTO: Русский TVNET

- В мое время про физиков и лириков песни пели… И да, их всегда противопоставляли!..

- Так и представляют иногда, что физик сидит, подперев голову, над своими формулами, много раз их проверяет, поворачивает и так, и этак. Но это представление тотально неправильное! Если провести аналогию с филологическими науками… Физики, они ведь рассматривая формулы с разных сторон, ничего нового не изобретают, просто по-другому формулируют.

Иное дело, когда создается что-то принципиально новое.

И в физике, и в математике, и в искусстве и литературе это похожим образом происходит. Это… как щелчок, который происходит вдруг - или… или не происходит. Творческие открытие нельзя вывести последовательно, следуя логическим путем. И среди художников есть те, у кого в творчестве происходит такой «щелчок», а есть те, у кого он не происходит…

И есть физики - у которых щелчок происходит или не происходит… Но процесс очень похожий.

Поэтому неправильно думать, что есть физики и лирики, которые мыслят разными категориями и творческие открытия делают по-разному. Вернемся к вопросам общественно значимым.

Почему я ими занимаюсь? Скажу только, что у меня есть опыт не только физика, в своей жизни я занимался очень разными вещами. В том числе у меня есть и достаточно уникальный опыт: огромным человеческим приобретением для меня был опыт работы ректором.

В течение многих лет я был ректором Латвийского университета, у меня была возможность встречаться с множеством людей, работающих в разных областях и живущих в разных уголках мира. Проходил ли философский конгресс в Латвийском университете или филологический конгресс, ректор в той или иной степени обязательно участвует. Кроме того у меня была уникальная возможность, какой не было у других участников конгрессов.

Ректор ведь мог в своем кабинете за чашкой кофе поговорить с мировыми лидерами - специалистами в философии, филологии, литературе, экономике и так далее. И все это давало не скажу знания, но особое ощущение и понимание того, что происходит в мире и что действительно актуально. Так что, для меня была логичной инициатива организовать такой форум, как «Формула Латвии 2050. Сценарии развития».

- А как возник этот проект - как родилась идея, как она развивалась? Как именно это происходило?

- Как Вы знаете, идеи рождаются очень просто - вы можете сидеть где-нибудь в кафе или столовой, разговаривать с какими-то людьми и думать об обществе, жизни, будущем, детях и внуках… И в один момент приходит понимание, что все, о чем вы с собеседниками говорите, может быть темой для обсуждения, что многим это было бы интересно.

Как правило, когда речь идет о планировании, в будущее заглядывают не больше, чем на 20 лет вперед. А в совсем конкретных вещах - не больше, чем на десять лет. И экономисты, конечно же, скажут, что прогнозировать что-либо даже на 30 лет вперед практически, невозможно. Прагматичные политики и практики реальной экономики и других областей тоже будут возражать.



На это у меня есть очень конкретный ответ. Когда мы прогнозируем на 10 лет вперед, что например, прирост ВВП будет таким-то или таким-то. Или прирост демографических показателей будет таким-то - или несколько иным… Это очень конкретные вещи. Сейчас же, на мой взгляд, Латвии - и не только Латвии! - не хватает масштабного видения будущего. Куда мы, как общество, по большому счету хотим двигаться?

Нам хочется, чтобы позитивное продвижение вперед происходило. Для этого и надо наметить вектор движения на более продолжительную перспективу, надо составить для самих себя представление о том, какого будущего мы хотим достичь.

- Первый этап форума позади. Как Вы оцениваете первый цикл дискуссий? В октябре вы собрали в университете очень интересных спикеров, людей науки, лидеров бизнеса, экономистов и аналитиков. И, открывая форум, Вы надеялись услышать в том числе и радикальные идеи. Были высказаны такие идеи и насколько ценны они с Вашей точки зрения?

- Думаю, были. И надеюсь, что на втором форуме, который пройдет 16 февраля, таких идей будет еще больше! Абсолютно верно: мы действительно хотели свести на форуме тех, кто задает тон острым дискуссиям в обществе с людьми, на которых лежит реальная ответственность за происходящее в стране - и политическая, и административная, ответственность с позиций власти.

Нам важно, чтобы люди из власти тоже присутствовали, но в то же время чтобы они были представлены не прагматичными политиками. Все мы понимаем, что выборы приближаются, у политиков свои интересы, и мы не не хотели, чтобы в русле их интересов шла дискуссия. Поэтому мы пригласили тех, кто может представлять позицию власти, не будучи при этом активным политиком.



А с другой стороны пригласили людей умных, думающих и общественно активных, но не вовлеченных в данный момент в административный аппарат или в политику - поэтому они и могут позволить себе провоцировать дискуссию, предлагать радикальные идеи, которые нужно осмыслить обществу. То есть мы приглашали тех, кто умеет провоцировать - в самом позитивном смысле…

Радикальные идеи, например, всегда высказывает господин Рунгайтис, который участвовал в первом цикле дискуссий. Он будет также одним из выступающих на втором форуме.

Рунгайтис, например, считает, что в будущем у нас будет стремительно развиваться только Рига.

Не хочу вместо него излагать аргументы и пересказывать его точку зрения, скажу только, что от этого спикера всегда исходит множество радикальных идей, которые потом обсуждаются в обществе.

- Вы уже отчасти ответили еще на один мой вопрос, упомянув имя Гиртса Рунгайтиса, который в СМИ тоже дает яркие комментарии. Можно привести еще какие-то примеры радикальных высказываний, уже прозвучавших и касавшихся внутренних факторов вероятного развития Латвии?

- Загляну-ка я сейчас в свои заметки… Ведь таких провокативных высказываний было достаточно много. Но это совсем не значит, что у нас есть ответы на все вопросы. Но если есть постановка проблемы, это уже не мало. Вот одна из проблем.

Мы себя часто позиционируем как часть Северной Европы и, между прочим, по классификации Еврокомиссии мы тоже относимся к Северной Европе. В этом направлении мы хотим развиваться.



Но давайте посмотрим, что происходит. Северная Европа, в частности Скандинавия, свои экономические отношения развивает, торгуя с развитыми европейскими странами. Страны Балтии же сотрудничают и торгуют, главным образом, друг с другом. Получается, что мы даже в этом сами же формируем северную Европу двух скоростей… И это проблема для всех стран Балтии.

- Простите, тут я Вас перебью… Может быть, это и наше желание, и наша оценка, что мы - часть северной Европы… Но ведь со стороны на страны Балтии все так же смотрят, как на Восточную Европу и как на одну из пост-советских стран. Нет ли тут противоречия?

- Здесь нет противоречия, здесь - проблема. Мы ведь пограничные страны Евросоюза, по соседству с нами - Россия. И как мы строим отношения с Россией - вопрос далеко не тривиальный. И роль самой России в мире - тоже вопрос не тривиальный. Это раньше в мире были две великих державы - Советский Союз и США, и все вокруг них вертелось…

А сегодня мы видим, что в США администрация Трампа с большой вероятностью сосредоточит внимание на внутренних экономических проблемах… У меня была возможность год жить в Америке и видеть, как все это происходило. Можно предположить, что, занимаясь внутренними проблемами, США все остальное отставит в сторону и не будет стремиться доминировать на международной арене.



Роль России вместе с падением цен на ресурсы, на нефть тоже может меняться. И посмотрим, каковы будут результаты президентских выборов. Китай начинает доминировать… Европа и Евросоюз начинают притормаживать, в том числе переходить к более консервативной политике в вопросах эмиграции, и в этой связи средний возраст европейцев, вероятно, будет и дальше увеличиваться, и большой вопрос как сохранить существующие социальные гарантии.

Это будет обсуждаться все более активно и повлияет на настроения людей.

В этой связи упомяну еще один провокационный вопрос: мы все время говорим о том, сколько нам нужно активно работающих людей, чтобы обеспечить пенсии тем, кто уже не работает. Все время говорим, что система вот-вот рухнет. Но вопрос ведь не в этом!..

Хоть ни один политик вслух и не говорит, но понятно, что мы просто не будем выходить на пенсию в 65 лет, а будем работать дольше, иначе же невозможно.

Но если мы посмотрим на людей вокруг нас, то в этом ведь нет никакой трагедии. Если в моей юности шестидесятилетний человек считался уже стариком, то сегодня мы увидим вокруг такое количество активных во всех отношения шестидесятилетних, что дай Бог всем в юном возрасте такой активности - и профессиональной, и общественной Так что и здесь еще нужно подумать, что будет происходить с социальными гарантиями.

(Продолжение беседы с профессором Марцисом Аузиньшем - читайте скоро на Русском TVNET).