Реэмиграция остается проблемой. А над озвученными ранее планами правительства, призванными вернуть в страну уехавших граждан и постоянных жителей, народ откровенно смеется. И при том, что в стране осталось менее 2 млн человек, Латвия входит в тройку стран ЕС, население которых продолжает стремительно сокращаться. Русский TVNET связался с Центром по вопросам диаспор и миграции Латвийского Университета.

Министерство иностранных дел в сентябре выделило 22 766 евро Исследовательскому центру по вопросам диаспор и миграции Латвийского Университета. Образованный два года назад центр проводит социологические и междисциплинарные исследования, результаты которых должны стать научной основой и интеллектуальной базой для будущих решений правительства.

Проблемы реинтеграции, прояснению которых посвящено одно из направлений исследований Центра более чем актуальны. Русский TVNET попросил руководителя центра Инту Миериню рассказать, что именно станет предметом исследования, профинансированного латвийским МИДом.

- Госпожа Миериня, сформулируйте, пожалуйста общую проблематику исследования, которое вы теперь сможете продолжить?

- Данные наших исследований уже свидетельствуют, что

из реэмигрантов, пытавшихся вернуться в Латвию после нескольких лет работы за границей, многие уезжают вновь, потрепев неудачу в попытке вернуться. Это значит, что-то их здесь не устраивает, людям не удается обустроить в Латвии свою жизнь так, как они ее представляют, и что они не нашли на родине того, ради чего возвращались.

Нужно понять, что в действительности происходит с теми, кого призывали вернуться — и кто действительно вернулся.

Недавно опубликованное сообщение МВФ тоже ясно указывает на то, что Латвия — в условиях свободного передвижения рабочей силы внутри ЕС - оказалась в числе проигравших, как и некоторые еще страны Центральной Европы. И в роли проигравших мы оказались как раз потому, что так мало людей решает вернуться. Поэтому вопрос реэмиграции так актуален сейчас и сохранит свою актульность в будущем.

- Сохранит свою актуальность - как долго? В самое ближайшее время?

- Не только в ближайшее время…

Из всех уехавших за пределы Латвии в последние десять лет, вернулись менее 40 процентов. И многие потом уехали вновью Так что и процент вернувшихся очень мал, и сам факт, что такое большое число людей уехало — тоже факт очень тревожный.

Цель нашего исследования в этом году — выяснить, как чувствуют себя вернувшиеся в Латвию люди, и чем им можно помочь, чтобы снизить риск повторной эмиграции.

- Не могли бы вы назвать конкретные цифры? Сколько — не в процентах! - а в цифрах, количественно характеризующих группу реэмигрантов, много их - уехавших вновь?

- Я бы не хотела сейчас называть точных цифр, ведь они имеют пока только оценочный характер.

Но мы произведем и соответствующие подсчеты. Здесь нужно говорить о конкретных временных отрезках, когда именно люди уезжали. Исследование продлдится до конца года, и мы обязательно предъявим обществу полученные результаты.

- Охарактеризуйте, пожалуйста, вкратце проблемы, которые вы будете детально исследовать?

- Мы знаем пока только то, что у вернувшихся в Латвию людей есть проблемы. Проблемы в реинтеграции в рынок труда, в реинтеграции в латвийское общество. С политической точки зрения есть противоречие.

Государственная политика по многим аспектам направлена на интеграцию в латвийское общество эмигрантов, приехавших из третьих стран. Но она недостаточно учитывает риск реимиграции для наших людей, много лет проживших за границей.

Так что необходимо многое выяснить. Проведенные нами опросы позволяют гипотетически предположить, с какими проблемами эти люди сталкиваются.

- С какими?

- Например, есть проблема с признанием дипломов, полученных за границей. Из тех, кто пытался подтвердить, что его диплом об образовании признается в Латвии, каждый шестой сталкивался с трудностями. Сегодня нам непонятно — а ценятся ли вообще в Латвии на рынке труда опыт и знания людей, приобретенные за границей?..

Ведь с одной стороны, люди - особенно в тех случаях, если за границей они работали по своей специальности - получают очень специфический и очень ценный для нас опыт. С другой стороны, разговаривая с ними, мы узнаем, что

очень часто этот их опыт не находит в Латвии применения.

Или же — в должной степени не оценивается, работодатели не готовы соответствующим образом оплачивать труд людей, обладающих таким опытом. Нужно говорить о том, насколько открыт сегодня наш рынок труда этим людям.

- Вероятно, проблемы у вернувшихся есть не только в профессиональной сфере?

- Есть и другие проблемы. Но хочу подчеркнуть, что пока это только предположения, гипотезы. Но мы, например, слышали от людей, что есть трудности у детей реимигрантов, которым трудно соответствовать латвийской системе образования. Был у нас такой пример: школьник, вернувшись из России должен был пойти в 12-й класс, но в соотвтествии с уровнем его подготовки определили его … только в 9-ый. Бывают такие случаи, и это — реальная проблема для родителей.

Если у детей при этом еще и не очень хорошее знание латышского языка, им тоже приходится сталкиваться с негативным отношением со стороны сверстников и с недостаточным пониманием и вниманием со стороны педагогов. Так что это — еще одно направление нашего исследования.

Если же говорить в целом об отношении латвийского общесттва к тем, кто вернулся…

Многие, с кем мы уже беседовали, отмечали, что наше общество — консервативнее и является менее открытым, чем то, к которому они уже успели привыкнуть.

Есть еще различные аспекты, связанных с кооррупцией, бюрократией, другими проблемами нашего общестава.

- И последний вопрос: Вы только что вернулись с международной конференции по одной из тем исследований вашего центра. Что это была за конференция?

- В Милане проходила конференция, посвященная проблемам образования у школьников из группы риска - тех, которые часто не завершают среднее образование, в связи с чем и дальше бывают проблемы. В том числе к проблемным относятся дети из семей мигрантов и эмигрантов. У нашего Центра много различных направлений исследований .