28 мая исполнилось 100 лет провозглашения независимости Азербайджанской Демократической Республики. Знаменательная дата не осталась незамеченной в Латвии. Посольство Азербайджана организовало торжественный прием, а накануне конференцию, в которой участвовали дипломаты, депутаты, политические и общественные деятели.

События конца марта 1918 года в Азербайджане долгие годы были скрыты от общества. И только в 1998 году президент независимого Азербайджана Гейдар Алиев на законодательном уровне, своим распоряжением декларировал празднование Дня республики.

Впервые на таком уровне можно было услышать научную точку зрения на события вековой давности и проанализировать параллели происходивших тогда перемен в судьбах народов на берегах Даугавы и Каспия.

О трагических событиях в Азербайджане в 1917-1918 г.г. и параллелях с тогдашними событиями в Латвии шла речь на конференции «Аналогия развития: Азербайджан и Латвия на пути к независимости» в Академической библиотеке Латвийского университета.

От двоевластия к демократии

Открывая заседание конференции, Посол Азербайджана в Латвии Джаваншир Ахундов отметил, что после Февральской революции на территории бывшей Российской империи, особенно на окраинах, начались тектонические процессы по самоопределению государственности народов. Уже в марте в Баку создалось двоевластие – с одной стороны, большевистские силы сформировали Бакинский совет рабочих депутатов, а с другой стороны, возник Бакинский совет общественных организаций, в котором был представлен широкий спектр политических партий и организаций – от представителей всех национальностей Азербайджана, политических организаций, даже таких, как объединение нефтепромышленников. Поначалу возникло двоевластие!

Как было отмечено, то же самое происходило и в Латвии. После Февраля 1917-го возник Рижский совет рабочих депутатов, а параллельно ему – Рижский совет общественных организаций. В обоих городах большевикам противостояли демократически настроенные силы.

Интересно отметить, что во время выборов в Учредительное собрание большевики во главе с С.Шаумяном заняли только четвертое место.

Первое заняла партия «Мусават», набравшая 40 процентов голосов, второе заняли кадеты, третье – правые эсеры, и только четвертое большевики. Это, несомненно, озадачило Ульянова (Ленина), что и предопределило деятельность С.Шаумяна и его союз с радикальными националистами – армянскими дашнаками. Это, в конечном счете привело к трагическим событиям марта 1918 года – геноциду азербайджанцев в Баку, Шемахе, Губе, Ленкорани, Зангезуре, Карабахе.

Джаваншир Ахундов напомнил, что

100 лет назад Баку давал почти 90 процентов российской нефти и около 50 процентов мировой добычи.

Это был богатейший город с огромными ресурсами, экономическими и политическими возможностями. Все еще продолжалась Первая мировая война. К этому моменту войска недавней империи стали хаотично покидать Кавказский фронт. Через Шамхор (город в северо-западном Азербайджане, на границе с Грузией – прим. авт.) в Баку вошли армянские военные формирования. В составе царской армии воевал сводный армянский корпус, состоявший из нескольких полков. Его возглавляли такие личности, ставшие впоследствии карателями, как Андраник, Ндже, Амазапс, Амирян, полковник Назаретян, Аветисов, Степка Лалаянц.

К этому времени большевики вели агитацию не только на Западном фронте, но и на Кавказском. Появление этих войск сыграло в дальнейшем роковую роль. С.Шаумян понимал, что без ресурсов Баку для новой советской власти возникнут множество проблем. Известны телеграммы Ленина, - Шаумяну, с характерным для вождя человеконенавистническим тоном и выражениями.

В отличие от латышей, у которых были известные стрелковые батальоны, укомплектованные несколькими десятками тысяч национальных кадров, у азербайджанцев был только кавалерийский полк в составе Дикой дивизии.

В то время он был временно расквартирован в Ленкорани, в 350 километрах от Баку. Военные прибыли из Ленкорани в Баку на похороны своего убитого товарища, сына знаменитого общественного деятеля, мецената, миллионера З.Тагиева.

Но совет во главе с С.Шаумяном под предлогом противодействия выдуманному «заговору» с их стороны начал карательные акции – были подвергнуты артиллерийской бомбардировке районы с азербайджанским населением. В расправах участвовали дашнакские отряды, вышедшие с Кавказского фронта. За несколько дней были убиты около 12 тысяч человек. Позже, после этих кровавых событий была создана комиссия адвоката Михайлова. И только благодаря этому честному, беспристрастному человеку историческая правда дошла до наших дней: в страшной бойне, организованной С. Шаумяном, погибли 52 тысячи человек, тысячи бежали из города в окрестные села. В свое оправдание Шаумян потом говорил буквально следующее: если бы мы этого не сделали, Баку стал бы столицей независимого Азербайджана. Но большевики не остановились на этом. Последовал рейд карателей на город Губу – возглавлял отряды дашнак Амазапс, который открыто говорил, что будет вырезать всех азербайджанцев.

Господин Джаваншир Ахундов напомнил, что зверские акции устрашения продолжались в Шемахе и других населенных азербайджанцами городах и селах – Зангезуре, Карабахе, Эриванской губернии. Так, например, некий Степан Лалаянц, узнав, что многие жители Шемахи собрались в старейшей Джума-мечети, велел запереть двери и поджег ее.

Да, это события далекого прошлого. Но информационная война вокруг них продолжается, подчеркнул Д.Ахундов: сплошь и рядом, даже в Википедии, публикуются односторонне направленные, антиазербайджанские статьи. И началось это не сегодня - вокруг тех исторических событий еще в советские годы наворочено много лжи. (Самый известный миф – о 26 бакинских комиссарах, которых было всего… 8).

Рига – Баку: мост сквозь столетия

Историк Улдис Креслиньш из Института истории Латвии Латвийского университета говорил о сходстве и различии политической ситуации и путей Латвии и Азербайджана к независимости.

Территории обоих государств оказались в составе Российской империи в на переломе XVIII-XIX веков. Общим была проводимая царизмом политика русификации, назначение в управление реакционно настроенных чиновников, подавление любых национальных проявлений. Тем не менее, в XIX веке наши народы переживали подъем национальной культуры. Как знак пробуждения, следует отметить появление первых газет на местном языке – на латышском в 1822 году, на азербайджанском в 1875-м. Интересно, что в одной из латышских газет «Dienas lapas» было описание Закавказья и Баку, а будущий литературный классик Я. Яунсудрабиньш делился своими впечатлениями в «Письмах с Кавказа».

В конце века начали развиваться и экономические, и человеческие связи между нашими, пока еще не независимыми странами. Среди фамилий студентов Рижского политехникума появляются имена будущих специалистов бакинских нефтяных предприятий. В те годы в Баку находит работу целая плеяда латышей – писатели Эрнестс Бирзниекс-Упитис, Павилс Розитис, Судрабу Эджюс, и другие. В 1906 году они основали Бакинское латышское общество.

В то же время в развитии Латвии и Азербайджана были большие различия. Основное было то, как отметил историк, что в Латвии были очень сильны левые настроения. Это было связано с тем, что наши социал-демократы очень серьезно проявили себя в революции 1905 года.

Мне кажется важным отличием, отметил историк, что в Азербайджане в то время общество было очень пестрым – национальные различия, социальные, культурные, а также конфессиональные, которые усиливали внутренние противоречия. В начале ХХ века, до Первой мировой войны, объективно говоря, Латвия и Азербайджан мало влияли на процессы друг друга. А некоторое сходство диктовалось нахождением в составе империи. Но

с началом Первой мировой войны многие латыши вынуждены были бежать и попали в Азербайджан.

И в 1916 году в «Письмах с Кавказа» Янис Яунсудрабиньш он рассказывает об обществе латышей в Баку. По мнению историка У.Креслиньша, именно начало Первой мировой войны делает сходным на какое-то время развитие Латвии и Азербайджана. Февральская революция стала тем импульсом, который синхронизировал процессы в Латвии и в Азербайджане. Спустя несколько дней после получения первых известий о февральских событиях 1917 года в Петрограде, и в Латвии и в Азербайджане были созданы советы рабочих депутатов: 6 марта - Бакинский совет рабочих депутатов, 8 марта - Рижский совет рабочих депутатов. Вслед за организацией рабочих депутатов появились организации непролетарских кругов. В Азербайджане это был Бакинский совет общественных организаций, в Латвии – Рижский совет общественных организаций. Этим и было положено начало периоду двоевластия.

Отличие Азербайджана было то, что здесь 9 марта 1917 года был образован специальный орган – особый Закавказский комитет, состоявший из 5 депутатов Государственной думы, уроженцев Азербайджана. Больше всего удивило, как признался историк, что летом 1917 года выдвигались партийные программы. Самой влиятельной партией Азербайджана была основанная в 1911 году Тюркская демократическая партия федералистов-мусаватистов. В Латвии же наиболее влиятельными были социал-демократы. Но среди непролетарских самым влиятельным был Латышский крестьянский союз.

Каковы же были программы этих партий – Мусават и Латышского крестьянского союза? Программы были очень сходными. Три основные части – государственное устройство будущей России обе силы рассматривали как демократическую, федеративную республику.

Если российские партии выступали только за демократическую республику, то латвийская и азербайджанская выступали за такую Россию, в которой была возможность для национальной автономии. В социальном вопросе краеугольным камнем был аграрный вопрос. И в нем партия Мусават занимала, как ни странно, более радикальную позицию. Она выступала за то, чтобы все земли, включая казенные, дворянские, частновладельческие были розданы крестьянам бесплатно и безвозмездно. В Латвии же ни одна из непролетарских партий таких крайних требований не выдвигала. Третий пункт – социальные и гражданские свободы. Обе партии выступали за свободу слова, равноправие перед законом, бесплатное образование. Интересно, что в обеих программах был предусмотрен 8-часовой рабочий день. Главным отличием было то, что ЛКС предполагал отделение церкви от государства.

До октября 1917 года наши пути были очень схожи. Но в октябре все меняется.

В конце 1917- начале 1918 годов Латвия попала под власть немцев. И у политиков возникло понимание, что Латвия может рассчитывать только на себя, то есть стать независимой. Как только был подписан мирный договор, Латвия сразу же объявила о своей независимости, не зная, что будет дальше. В Азербайджане же проблема была в том, как и на всем Кавказе делалась ставка на кавказскую общность. 15 ноября 1918 года был создан Закавказский комиссариат, который существовал до созыва Учредительного собрания России, то есть, до января 1918 года. По мнению, историка, если бы в тот момент политики Закавказья решились разделяться и создавать три отдельные государства, то это могло дать преимущество во времени. До провозглашения независимых государств оставалось почти полгода.

Проект единого Закавказского государства – проект не азербайджанский. Мусават видел будущее Азербайджана в составе федеративной России на правах автономии, а второй вариант предполагал его – независимым государством. Должен сказать, продолжил посол Азербайджана Д.Ахундов, что в Закавказье к этому моменту находилось много войск – английских, турецких, на подходе была армия Деникина, были воинские армянские подразделения, непонятного подчинения. Второй причиной был демографическая – по словам господина посла, население южного Закавказья в то время было преимущественно азербайджанским. Но самым главным фактором был фактор Бакинского нефтепромышленного района – его экономика доминировала в регионе.

Кстати, и в советское время план Закавказской федерации был реализован – Закавказская федеративная социалистическая республика существовала до 1933 года. Со временем это образование было признано нежизнеспособным, и были созданы отдельные республики.

Вообще, само то, что все же в мае 1918 года была провозглашена Азербайджанская Демократическая Республика, по мнению господина Д.Ахундова, можно считать чудом. Ибо работа над этим актом шла в тяжелейших условиях противодействия со стороны держав-победительниц в Первой мировой войне, огромных человеческих потерь в результате мартовских этнических расправ.

Председатель комиссии по делам нацменьшинств при президенте Латвии Роман Алиев добавил к сказанному господином послом, что проект Закавказского государства активно продвигали меньшевики – грузинские и армянские в союзе с Дашнакцутюн.

Тернистый путь к свободе

Ирина Зейбарте из Национального музея истории Латвии выступила с заметками по сравнению общих и различных путей создания государственности Латвийской Республики и Азербайджанской Демократической Республики в период 1918-1920 годов. Латвия провозгласила свою независимость 18 ноября 1918 года, а уже 4 декабря начинается наступление вооруженных сил советской России на новое государство. А через месяц, 3 января 1919 года подразделения так называемой «советской Латвии» входят в Ригу, а затем провозглашается социалистическая республика. С этого момента в Латвии два правительства – Карлиса Улманиса и Петериса Стучки. А 16 апреля появляется третье правительство - Андриевса Ниедры, прогерманского толка. Она напомнила, что правительство К.Улманиса, висевшее на волоске, некоторое время находилось на пароходе «Саратов», а контролировало оно небольшую часть территории вокруг Лиепаи.

Госпожа Ирина Зейбарте также отметила сходство ситуации с террором, как инструментом запугивания по аналогии с Азербайджаном. На территории, контролировавшейся большевиками,

в Латвии существовали так называемые революционные трибуналы, которые сами судили, сами приговаривали, сами исполняли приговоры по отношению к людям, подпадавшим под подозрение в сопротивлении «красному» режиму. И это стало одной из причин, почему советская власть здесь стала быстро терять своих сторонников.

А их было много. Левые настроения здесь были популярны, не так как в Азербайджане. И террор, и невыполнение большевиками своих обещаний, в частности, отмена аграрной реформы подорвали доверие к правительству «советской Латвии». Это в конце концов и обернулось поражением на военном фронте. И с июня 1919 года укрепляют позиции правительства Улманиса и Ниедры. Но осенью судьба Латвии оказалась под угрозой со стороны Западно-Русской добровольческой армии – части русских войск и немецкой Железной дивизии. Этот военно-политический союз ставил целью помощь Юденичу и спасение Петрограда от большевиков и для этого требовал прохода через территорию Латвии.

Аналогично было и в Азербайджане – с войсками Деникина. Таким образом, для удержания национальных окраин бывшей империи поднимался лозунг о единой неделимой России. Немаловажной была в этих событиях роль Антанты. В Латвии мы рассматриваем с положительной стороны, так как осенью 1919 года с ее помощью удалось добиться перелома в борьбе за независимость. Анализируя ситуацию, развивавшуюся сто лет назад в Латвии и Азербайджане, она процитировала Троцкого, который тогда уже пришел к выводу, что экспорт революционного пожара в Европу провалился, и что надо направлять силы на восток, а далее (ни больше, ни меньше) готовить удар на… Индию!.. 1920-й год стал поворотным и для Латвии, и для Азербайджана. Если властям Латвийской Республики удалось в феврале заключить с Россией перемирие, а в августе – мир, то Азербайджанская Демократическая Республика в апреле перестала существовать, а на ее месте была объявлена Азербайджанская ССР. Серьезную роль в уничтожении демократии в Баку сыграл геостратегический фактор – нахождение Азербайджана с его ресурсами в треугольнике Россия-Иран-Турция.

Очень важный, но малоизвестный факт напомнил господин Д.Ахундов. В составе арьергарда красноармейских частей 11-й армии были офицеры-турки – это было частью соглашения советской России с кемалистким правительством. Возглавлял их родной дядя Кемаля Ататюрка. Турки уговаривали азербайджанское население не выступать против новой власти, мол они будут через территорию Азербайджана в бывшую Османскую империю устанавливать социалистическую власть.

Латышские стрелки – основа будущей армии

Заместитель директора Военного музея Латвии Юрис Цыгановс обрисовал ситуацию конца 1918-1920 гг., как периода войны за независимость Латвии. На момент провозглашения независимости вся территория была оккупирована немецкими войсками. Важно напомнить, что за неделю до этого, 11 ноября было подписано Компьенское перемирие. В результате этого статус немецкой армии на востоке изменился. В Германии произошла ноябрьская революция, повлиявшая на контингент немецких войск на территории Латвии – стали проявляться такие же настроения, что и в русской армии после Февраля 1917 года.

Армия начала разлагаться – стали создаваться солдатские комитеты, существенно снижавшие боеспособность войск.

Только что провозглашенная Латвийская Республика должна была создавать государственную структуру, в том числе и военную. Поначалу временное правительство Улманиса меньше всего уделяло внимание военному строительству. Соответствующее ведомство было создано через несколько дней после провозглашения – только 22 ноября возникло министерство охраны края. В тот момент у временного правительства не было никаких ресурсов, чтобы защищать свою страну. А защищаться было от кого – с востока двигались войска советской России.

В годы Первой мировой войны были сформированы 9 латышских стрелковых батальонов, позже ставшие полками. Но большинство их находились на территории советской России. На территории Латвии в основном остались офицеры этих полков, вынужденные уйти после большевистского переворота. Таким образом, все надо было создавать заново.

В условиях угрозы с востока правительство Улманиса 7 декабря 1918 года заключило с немецкой администрацией на территории Латвии соглашение о создании особого воинского формирования под названием Балтийский ландесвер, который был бы в будущем сформирован по национальному признаку – создавались бы немецкие, латышские и русские части. До конца 1918 года таких частей было создано несколько. И 1 января 1919 года, когда Красная армия подходила к Риге, из столицы вместе с правительством отсупили около 200 солдат, бывших в его подчинении. Только после появления полковника Р. фон дер Гольца, успешно зарекомендовавшего себя борьбой с большевиками в Финляндии, началась реорганизация немецких и латышских воинских подразделений. И 3 марта началось наступление этих частей на Ригу, завершившееся успехом к 22 мая – столица была освобождена от частей «советской Латвии».

В феврале того же года в Таллинне был заключен договор с эстонским правительством о формировании на территории Эстонии воинских частей, подчинявшихся командованию эстонской армии, а политически – латвийскому Временному правительству. В результате совместного наступления вскоре была освобождена северная часть Латвии, а позже и центральная. К лету 1919 года, после сражения под Цесисом, когда совместные эстонско-латвийские войска разбили немецкий ландесвер, правительство Улманиса контролировала уже почти всю территорию, кроме Латгалии. Но тут на горизонте появился князь Павел Бермонт-Авалов, при поддержке фон дер Гольца возглавивший Русскую Западную добровольческую армию. С 8 октября по конец ноября происходили тяжелые бои вокруг Риги, Елгавы, Бауски.

Большую поддержку оказала латвийским частям корабельная артиллерия флота Антанты – английской и французской. В результате армия Бермонта-Авалова была разбита. Правительство Петериса Стучки продолжало находиться в Латгалии под защитой штыков Красной армии.

Латвийские войска при огромной помощи польской армии выбили большевистские силы и отсюда, таким образом, в течение января 1920 года завершив освобождение Латвии от врагов. После заключения в Риге 11 августа 1920 года мирного договора произошло признание Латвии де-юре другими странами.

Прозвучавшие на конференции факты, исторический экскурс в прошлое отчетливо показали удивительные параллели в пути двух стран к независимости. Это лишний раз показывает ценность стремления народов к свободе, к самостоятельному развитию.