На пороге Рождество, но настроение в половине Центрально-Восточной Европы (ЦВЕ) вовсе не праздничное. 20 декабря ЕК начала процедуру по статье 7.1 Трактата о ЕС против польского правительства. Причина - 13 реформ, по существу уничтоживших правовое государство на берегах Вислы. Образумит ли это правящую коалицию Румынии, которой двухнедельные демонстрации по всей стране не помешали принять аналогичные поправки, ограничивающие независимость правосудия? Ответом граждан Австрии на свежесформированное коалиционное правительство стала огромная демонстрация 18 декабря в Вене. «И другие такие же новости», - как написал бы любимый юмористический журнал beseder.ru. Всё это творится на фоне зашедшего в тупик спора запада и востока ЕС о «квотах солидарности». Запасаться ли балтийцам чипсами - в надежде, что триллер, который наблюдают издалека, никак их не коснётся?

«Мы делаем это с тяжким сердцем, но факты не оставляют нам выбора, так как правовое государство в Польше оказалась под угрозой, - заявил давно курирующий «польский вопрос» вице-шеф ЕК Франс Тиммерманс, - и делаем это в интересах польских граждан».

Тут любопытно вот что. Свой вердикт о запуске механизма санкций ЕК вынесла утром 20 декабря, когда два последних законопроекта польского правительства - о Национальном судейском совете и о Верховном суде РП - ещё не были подписаны президентом Анджеем Дудой. То есть, в Брюсселе не сомневались, что Дуда не опротестует ни один из них, очередной раз доказав свою роль нотариуса на услугах правящей партии.

В 17.30 среднеевропейского времени все сомневавшиеся убедились: пренебрежение ЕК к «последнему слову» президента РП оправданно: Дуда подписал оба! За два с небольшим года только совсем уж тупые не уразумели, кто правит в Польше.

Конечно же, либеральный Брюссель хлопать дверью не намерен: всё-таки важная для ЕС страна, да и у народа польского заслуг немало. Об угрозе санкций Варшаву неоднократно предупреждали. Даже сейчас дали ей три месяца на обдумывание, пообещав прекратить процедуру, если какого-либо прогресса удастся достигнуть.

Новый премьер с сомнительным банкирским прошлым и несомненным олигархическим будущим Матеуш Моравецки, волею всесильного «презеса» партии PiS Качиньского 7 декабря сменивший угловатую и не владеющую английским Беату Шидло, получил приглашение 9 января отобедать один на один с Юнкером. А то ведь пока так страшится сказать чего «лишнего», что с последнего брюссельского саммита 14-15 декабря исчез ещё до его окончания. К изумлению всех собравшихся.

Реализация статьи 7.1 - прецедент в европейской практике. Процедура такова: документ, подготовленный ЕК и согласованный в ЕП, должен затем попасть в СЕ, где 4/5 голосов одобрения - то есть, 22-х стран из 28-и (а точнее, 27-и, ведь РП не в счёт) - хватит, чтобы поставить вопрос на общеевропейское голосование.

Но далее ясности нет: ведь практический запуск санкций потребует единодушия всех участников окончательного голосования.

Хотя сегодня PiSовцы на все лады и перепевают мантру о спасительном премьер-министре Венгрии Орбане, который «не сдаст», стопроцентной уверенности нет ни у кого. Венгерский премьер - один их самых эгоистичных политиков Европы, и неясно, заинтересуют ли его новые проблемы с Брюсселем - в дополнение к тем, что он и так имеет. Неясно и чем отплатит PiS за такую услугу.

При всех известных гешефтах Орбана с Кремлем тема санкций против Будапешта никогда всерьёз Брюсселем не обсуждалась. Да и с чего бы: Орбан всякий раз аккуратно «прикрывал тылы».

Не только не высказываясь за отмену антироссийских евросанкций, но и голосуя за каждое их продление.

Засвидетельствовать же Качиньскому солидарность без ущерба для себя Орбану тоже труда не составит: достаточно воздержаться от голосования. Правда, тогда в подсчёте голосов Венгрию просто не учтут. Ну и что? Целее будет.

Но особенности международной политики - слишком сложная материя для нынешнего польского руководства. Не даётся, хоть убей. 11 декабря, в преддверие украинско-польской президентской встречи Виталий Портников написал: «В Киеве мы уже многое слышали от наших друзей из Варшавы... и об «ангельском терпении» поляков, и о том, каких чиновников куда следует назначать, и о том, каких героев нам надлежит чествовать. Всё это было бы замечательно и важно, если бы сотрудничество с Польшей было ключом к успеху Украины. На самом деле всё наоборот:

будущее Украины - ключ к успеху Польши. Именно будущее, а не прошлое украинских земель...».

(eastbook.eu).

Чтобы это понимать, не обязательно быть Портниковым. На пресс-конференции, подытожившей встречу президентов, Петро Порошенко устало констатировал: «В украинско-польском конфликте побеждает Россия».

Только ли в этом конфликте? Соблазн возврата к уродливому мафиозному государству в постсоветско-олигархической модели не покидает даже правительства развитых страны ЦВЕ - что говорить о развивающихся. Утром 8 декабря Украина едва не лишилась «безвиза» с ЕС - как только в Брюсселе узнали о попытке киевского парламента в ночь с 7 на 8 декабря подчинить себе антикоррупционные ведомства и получить возможность назначать и увольнять их руководства. Пришлось «сдать назад».

Глядя на происходящее не только в Украине, но и в граничащих с нею странах ЕС, в Кремле только ручки потирают: евразиатская модель государственности успешно теснит европейскую! Разрушение жёсткого треугольника законодательной / исполнительной / судебной властей, выработанного ещё римским правом, в Польше почти завершено, и теперь полным ходом движется в Румынии. «Безапелляционность» Национальной антикоррупционной дирекции (DNA) так долго раздражала правящую коалицию, что после январской неудачи в протаскивании закона о «потолке» должностных злоупотреблений в 24.000 евро, сорванного тогда демонстрациями, невиданными в Румынии с 1989 года, решено было «зайти с другого бока».

И аккурат накануне запуска процедуры против Варшавы румынские «соцдемы» и их союзники единодушно проголосовали за собственную версию «судебной реформы». Президент Йоханнис, правда, пока её не подписал, но нет уверенности, станут ли сильно трудиться в парламенте над концептуальной переработкой документа, даже отошли его президент назад. Теоретически законопроект может также быть направлен на апробату Конституционного суда; на практике же многие румынские обозреватели уже сегодня сомневаются в полной независимости этой инстанции.

Румынская судебная реформа менее радикальна, чем в Польше, где министр юстиции теперь является одновременно и главным прокурором, однако бухарестестский парламент получил возможность участвовать в отборе кандидатов на ключевые судейские позиции. Аргументация в обеих странах одинакова: кто смеет сомневаться в верности выбора, который отныне будет делать на благо любимого народа демократически выбранная им власть?!

Улавливаете, к опыту какого государственного строя отсылают граждан и в том, и к другом случае?

Подобная ностальгия даже в теории невозможна в единственной стране ЦВЕ, счастливо избежавшей коммунистического «эксперимента». Опыт недавних президентских и парламентских выборов также свидетельствует об Австрии как о зрелой и вполне устойчивой демократии. Тем не менее, последние парламентские выборы оказались вполне успешными и для правопопулистской Партии Свободы (FPОе), обеспечив ей второе место в парламенте - вслед за консервативно-центристской Народной партией (OeVP).

В результате самому молодому европейскому премьеру (в германоязычной традиции - канцлеру) Себастьяну Курцу пришлось «выклеивать» замысловатую коалицию. Совершенно не устроившую на дух не выносящих FPOe жителей столицы и крупных австрийских городов, ответивших масштабными демонстрациями. Не желающий начинать каденцию шумным скандалом, канцлер срочно вылетел в Брюссель - отчитаться о происходящем.

А главное, заверить Юнкера, что как представитель одного из крыльев влиятельной «зонтичной» Европейской Народной партии (EPP) он, Себастьян Курц - а равно и «зелёный» президент республики Александр ван дер Беллен, - гарантируют дальнейший проевропейский курс австрийского парламента. А также что нейтрализация и «дрессировка» FPOe в парламентских условиях, где так или иначе большинства у этой партии нет, - занятие более благодарное и перспективное, чем конфронтация с ней как с силой антисистемной, и в таком случае потенциально привлекательной для не слишком образованной части электората. Так что спокойнее - прикормить, но глаз не спускать.

Вот как утром 20 декабря откомментировал этот визит итальянский портал ilsole24ore.com : « Из окружения Жан-Клода Юнкера исходит информация, что встреча в первую очередь должна была послужить предупреждением Курцу об опасности политического отдаления от ЕС. Оттого не была упущена возможность увязать беседу... со введением санкций против Польши... Сейчас в Брюсселе совершенно не горят желанием проводить жёсткую линию в отношении Вены... Брюссель не хочет лить воду на мельницу других антисистемных партий в Европе».

А тремя днями раньше другой автор того же портала заметил: «Именно страх перед миграцией и квотовым распределением беженцев привели Вену к повороту в сторону популизма».

Пусть в данном случае краски сильно сгущены, но в целом граждане страны, ставшей логистическим и политическим заложником «застрявшего» спора о «квотах солидарности», хорошо знают, о чём говорят. Тучи евроскептицизма висят и над Италией. Если Брюссель не желает нового, ещё более устрашающего витка правого популизма, «жирующего» на страхах граждан Европы перед варварским нашествием - неважно, мнимым, как в Польше или Словакии, или конкретным, как в Италии или Австрии - вопрос неконтролируемой иммиграции должен быть незамедлительно решён. Но что видим мы в реальности?

7 декабря представители Польши, Венгрии и Чехии предстали перед Европейским Судом в связи с отказом правительств этих стран подчиниться квотовой схеме распределения 120.000 мигрантов, принятой Советом Европы в 2015 году. В тот же день председатель Совета Европы Дональд Туск отправил письмо Еврокомиссии, где изложил как логистическую неэффективность квотовой схемы, так и моральную сомнительность директивно спущенной сверху «принудительной солидарности».

Вместо серии хаотичных реакций на тут и там возникающие проблемы Туск предложил модель долговременной финансовой поддержки - в частности, для беженских лагерей в Ливии. Шеф СЕ пообещал, что если до июня 2018 года внутри ЕС не будет найдено компромисса по квотовым схемам 2015 года, то он готов предложить развёрнутый альтернативный план.

В ответ Еврокомиссия «вступилась за мундир» с таким рвением, как если бы речь шла о нарушении кем-либо из стран-членов принципов правового государства.

Еврокомиссар по делам миграции Димитрос Аврамопулос обрушился на Туска в своём страсбурском выступлении (позднее переработанном в печатной версии для портала politico.eu). Эта унылая композиция из ходульных фраз и общих мест, вполне, быть может, и «съедобных» лет десять назад, но давно исчерпавших все мыслимые «сроки годности», до сих пор красуется в Сети.

Неужели в Комиссии кому-то ещё неясно, что невозможно одинаково подходить к защите фундаментальных европейских ценностей - вроде правового государства, где никакая гибкость невозможна, как невозможна частичная беременность, - и обороной наспех и под давлением обстоятельств выданной директивы, чей главный недостаток как раз и состоит в недопустимом отсутствии гибкости? Как и в отсутствии какого-либо «плана Б»?!

Именно бюрократическая упёртость и избыточно трепетное отношение к любому продукту собственного делопроизводства и множат сегодня евроскепсис. Справедливость обвинения евростуктур в бюрократизме и лицемерии становится тем более понятной, если приглядеться к тому, как на деле решается иммиграционная проблема сегодня.

Де-факто уже два года делается всё, чтобы как можно меньше нелегальных иммигрантов попадало на Старый континент. Заметно усилена охрана внешних границ ЕС, лагеря в Ливии и Турции получают еврофинансирование, а Германия и Швеция, принявшие в 2015 максимум прошений о «гуманитарке», чем дальше, тем более сурово отсеивают подозрительных кандидатов, высылая их за пределы ЕС. При этом де-юре Брюссель продолжает оборону устаревшей, неэффективной и, скажем прямо, туповатой директивы.

Читай: мы правы всегда, даже когда всем вокруг очевидно, что это не так!

Более того, сегодня в «релокационной схеме» заинтересованы прежде всего популисты, националисты и авторитаристы - как «ЦВЕтные», так и иные. Именно эта давно ни на что не годная схема стала главным аргументом «необходимости» брутальных атак на гражданские свободы в разных странах. Умные понимают, что аргумент и убогий, и не вполне на тему, но чтобы дошло и до дураков, которых всегда и везде больше, - необходимо свести на нет сам аргумент.

Анализируя на портале gefter.ru сценарии ближайшего будущего ЕС, историк Восточной Европы и обозреватель Радио Свобода Ярослав Шимов видит три возможности выхода из кризиса. Первый - «революция», то есть жёсткое возобладание «бонапартистской» линии Меркель-Макрон с достижением максимальной сплочённости «ядра». И с безжалостным «адьё» тормозящей периферии - пусть и с сохранением за окраинными странами формального членства в ЕС.

То есть, Европа двух (как минимум) скоростей.

Второй - и наиболее печальный - путь приведёт к эрозии евроинституций. «Этот сценарий, - пишет Шимов, - станет реальностью... , если ЕС сохранит свою нынешнюю склонность к компромиссам в ущерб реформам и политэффективности. Последний на данный момент саммит (Брюссель, 14-15 декабря) показал, что по меньшей мере вопрос о миграционных квотах является настолько серьёзным камнем преткновения, что может расколоть ЕС по линии восток-запад».

Если подобные вопросы разрешить не удастся, ЕС просто прикажет долго жить.

И ни в каком документальном «свидетельстве о смерти» не будет необходимости: ЕС просто тихо и навеки уснёт, как некода уснул СНГ. На смену ему придут новые наднациональные образования, поскольку Европа пограничных шлагбаумов и национальных государств в ХХI веке технически невозможна.

Существует и третий путь, - продолжает автор. Это путь умеренной интеграции, обусловленный множеством областей сотрудничества, привлекательность которых фактически никто не оспаривает. «Вероятно, это и есть тот консенсус, который позволит, сохранив присущую ЕС традицию компромиссной политики, избежать эрозии евроинституций».

На этом стратегическом распутье вся Европа - от Лиссабона до Таллина - окажется уже в наступающем году.

Но существуют ли какие-либо намёки на «политическое обеспечение» третьего сценария, наиболее желательного для балтийцев?

Шимов убеждён, что именно третий путь - наиболее мирный и демократичный - позволил бы окончательно созреть неоконсервативным силам, не поддерживающим неактуальных идеологий прогрессизма и мультикультурализма, но одновременно способным противодействовать национал-популистской деструкции.

Теоретически и концептуально всё верно, но кто на практике мог бы сегодня символизировать этот «новый здравый смысл»? Среди крупных европейских политиков видим мы пока одного лишь Дональда Туска. Учитывая его позиции и уровень влиятельности, дела не так уж плохи. По крайней мере, для начала.